Pineapple on the eyebrows
А ведь каждый из нас мог нормальным бы быть человеком! Хорошо что не вышло так, и что мы такие как есть(С)
Ан нет,я все таки выложу маленький кусочек.Без всяких там бет,куда уж нам при нашей бездарности.Ну и как там можно говорить про тапки.Однако,опущу сие выражение,ибо оно уже в пенченках.Ну так вот.Пока без названия,без всего,и вообще дерьмо.Беспоезный эскиз.

Слишком тихо. Пожалуй, даже подозрительно тихо. В подобных случаях употребляют выражение «звенящая тишина».Она давит тебе на виски, она правит твоим сознанием, ибо лишь она, только она в данный момент наполняет душу необъяснимым страхом. Казалось бы, чего ее боятся, тишины этой? Она же для большинства нормальных, адекватных людей является признаком умиротворенности, безопасности. Многих тишина успокаивает. Да вот только для ощущений, переживаемых им в моменты «звенящей тишины» в нашем Великом и Могучем тоже предусмотрена парочка выражений, вроде «затишье перед бурей,грозой».
Ему не особо нравилось данное выражение. Уж слишком неприятно сплелись в нем лаконичность и пафос. Ну его, в сторону. Оно погано передает палитру эмоций. Тут встает вопрос, можно ли передать их вообще словом. А главное- зачем? Если сидишь один, в абсолютно пустой комнате, зачем формулировать текст, что хорошо передал бы твои ощущения?
Мысли текли по направлению к опасной станции, зовущейся «философские рассуждения».В какой-то степени ему было даже приятно облачать свои страх и боль в слово. Правильно сформулированные мысли будоражили его сознание, ласкали прогрессирующую мегаломанию тихим шепотом: «Они не могут…не могут передать даже своих мыслей…ты можешь».
Так, что касательно темой комнаты. Его заперли. Заперли эти твари, посчитав это смешным. Заперли в узкой комнатке 3 на 4.Они там инструменты хранят, эти суки. Может, разбить к чертям басуху Эвана, а потом осколки в задницу запихнуть? С ноги…Он представил себе приятную картину, лицо окрасила злорадная, безумная улыбка. Впрочем, этой твари только приятно будет, хранить себе в прямой кишке инородные тела. Привыкнуть к переходу друга на ту, ту самую сторону, о которой страшно думать даже, казалось невозможным. Резко пришел в сознание. Нет,с инструментом так нельзя. Что очаровательная ,милая сердцу бренькалка сделала, чтобы заслужить себе трип в самую оскверненную часть тела ее владельца?
Злорадство развеяло страх, превратив его в скуку. Играть в кромешной темноте при всем желании он не мог. Вспомнив про заначку, прополз до стеллажа и вынул стоявшую за ним бутылочку. Лицо снова озарила(если эту для большинства окружающих гаденькую, предзнаменующую скорое состояние «в хлам» можно поставить после слова «озарила»)улыбка.